20:41 

Яна Лехчина

Человечица
В рукавах моих сказки о прялках и о железе, о щитах и драккарах, идущих за мглистый фьорд.

Говорят, под горой жил талантливый камнерезец, и ему подчинялись гранат и глубинный лёд. Он из жилы базальтовой вырвал струну для гуслей, превратил малахиты в щекочущий донья ил. И однажды на знойной и влажной заре июля стал из камня вытёсывать птицу, свою Сирин. Он ей вылепил остов — гранёный хребет алмазный, вшил его в мякоть кварца, вот к кости другая кость. Из мерцанья хрустального вытянул птице связки, в кружева оперения выплеснул серебро. Он лицо её взял у пропавшей в горах царевны — погребальная маска из мрамора и угля. Только птица его никогда, никогда не пела.

Камнерезец вживлял самоцветы в её глаза, оттенял контур губ зацветающим турмалином, дал гагатовый бархат сплетённых кольцом кудрей. И когда создать голос волшебный он был не в силах, он свой вырвал язык

и безропотно отдал ей.

Птица взмыла под небо со страшной гортанной песней, был полёт бесконечен, и звонок был тот полёт.

Говорят, под горой жил талантливый камнерезец, говорят, в той деревне давно никто не живёт.

Царь лежит в этой чаще под падубом и ракитой, ты найдёшь его, если пойдёшь от развалин к югу.

Слышишь: едет по следу озлобленный нелюбимый, его кони со спин своих рвут золотую сбрую. В волосах его медь наливается цветом крови, серебро застывает в разбитых морозных лужах. Перейди реку в брод прежде, чем он тебя догонит, обернись гибким стеблем, когда он тебя задушит. Под копытами конскими ляг чернозёмом влажным, под стрелой стань вороной и взмой над сухой осиной. И когда тебе будет смертельно,
смертельно
страшно,

делай вдох и с последним ложись к царю под ракиту.

Я хочу рассказать тебе сказку, садись ко мне. Над степями танцуют звёзды в последний час.

Копьё ханскому сыну пело сто длинных дней, на сто первый его лишило обоих глаз. Властной ханше змея заползла в золотой шатёр и лежала у ног её дважды по две луны. Оплела её шею страшной тугой петлёй и вернулась в емшан, типчак и сухой ковыль, и с тех пор говорят люди, проклят наш славный род, убивает нас то, чему вздумали доверять. Твои пальцы легки, как копейное остриё, и мерцает под кожей зелёная чешуя, вертикальный зрачок мне видится из-под век — если хочешь тепла, подходи к моему огню.

Почему ты считаешь, что если ты человек,
я тебя не узнаю и я тебя не убью?

@темы: читай

URL
   

Shamanovdom

главная